Устойчивая архитектура

Новый символ Гамбурга: Филармония на Эльбе, построена швейцарским архитектурным бюро Herzog & de Meuron
Новый символ Гамбурга: Филармония на Эльбе, построена швейцарским архитектурным бюро Herzog & de Meuron dpa/Ralph Goldmann
Рациональность и точность – характерные черты германской культуры строительства. И все же победное шествие экологической архитектуры вносит коррективы: германские архитекторы начинают добавлять эмоциональность и легкость в свои проекты.

Государственные и частные инвестиции в строительство в Германии сопоставимы по своему объему с государственным бюджетом. В строительство новых зданий и реконструкцию старых ежегодно инвестируется около 300 млрд. евро, причем одна шестая от этой суммы приходится на строительство небоскребов. Поэтому неудивительно, что архитектура в Германии развивается очень бурно и демонстрирует самые разные тенденции. Стилистический спектр очень широк – от современных проектов по расширению городского пространства (например, HafenCity в Гамбурге) до исторических реконструкций (например, восстановление городского дворца в Берлине или воссоздание исторического центра во Франкфурте).

И все же, несмотря на практически необозримое многообразие, можно выделить некоторые основные тенденции, типичные для нового этапа развития архитектурной культуры в Германии. Традиционный имидж Германии как «нации инженеров» во много связан с успешной историей дизайна и проектирования. Германские архитекторы даже сто лет спустя после основания школы Баухауса (кузница архитектурных и дизайнерских кадров классического модерна в 2019 г. будет отмечать большой юбилей) считаются скорее рационалистами и педантами, нежели поклонниками формы. В эпоху компьютерного проектирования их ценят во всех странах именно за эту установку, за надежность их проектов.

В эстетическом плане это рационалистическое проектирование находит свое отражение в модерновых шрифтах, одновременно абстрактных и элегантных, в строительстве жилых и офисных зданий. Или приводит к реализации подчеркнуто техничных и очень масштабных проектов вроде Дюссельдорфского бюро Кристофа Ингенхофена или Гамбургского партнерства gmp. Эта концепция «разумной архитектуры» воплощается немецкими архитектурными бюро в разных странах мира при строительстве стадионов, зданий вокзалов и аэропортов, культурных центров или высоток. На слуху названия Albert Speer junior, KSP Jürgen Engel, Henn Architekten, Barkow und Leibinger. Не стоит забывать и о ключевой компетенции немецких архитекторов, а именно, учете требований экологии в строительстве зданий, что стало неотъемлемой частью проектирования начиная с нулевых годов нового тысячелетия.

Новые игровые формы

Всемирно известные бюро вроде Sauerbruch & Hutton (Берлин), Behnisch Architekten (Штутгарт), Hadi Teherani (Гамбург), Allmann Sattler Wappner (Мюнхен) или Schneider + Schumacher (Франкфурт) за последние 20 лет сумели выработать не только безупречную технологию строительства, но и научились экономить ресурсы и энергию. Совестливое отношение к экологическим аспектам уже привело к появлению новой легкости, даже подчеркнутой игривости дизайнерских решений. Цветовые композиции на фасадах и в интерьерах пришли на смену сдержанной черно-белой палитре классического модерна. Некоторая угловатость и закоснелость форм ушла в прошлое, на смену ей пришла чувственность. Здание должно теперь вызывать позитивные эмоции, это тоже важно с точки зрения «устойчивости». Эту мысль лучше всего выразил Маттиас Зауэрбрух (Sauerbruch & Hutton): «Архитектура может быть только экологичной, если, конечно, люди выстраивают какое-то личное отношение к своему дому. Если говорить об „устойчивости“, то я хочу проектировать дома, которые будут любить».

Новый тренд на эмоциональность реализуют сегодня многие архитекторы, которые не боятся художественных экспериментов. Например, штутгартское бюро Lederer Ragnarsdóttir Oei разработало концепцию лирической архитектуры из кирпича, которая чем-то близка экспрессионизму и работает с «женскими» формами. Оле Шерен и нидерландский архитектор Рем Колхаас построили высотку в виде петли для китайской телекомпании CCTV (Пекин). Эти архитекторы вообще не чужды иронии, что также вписывается в идею модерна: например, при взгляде на спроектированную ими высотку в Бангкоке кажется, что от здания кусками отваливаются фрагменты облицовки. А Петер Хаймерль известен своей любовью к бетону: благодаря его причудливым проектам крестьянские дома и центральные деревенские площади превращаются в настоящие культурные центры регионального масштаба.

Открытость иностранным влияниям

Эти течения германской архитектуры говорят об общем духе европейской открытости, который проявляется, в частности, в самой манере работы иностранных архитектурных звезд на ключевых строительных площадках в Германии. Гамбургская филармония на Эльбе – проект швейцарского бюро Herzog & de Meuron, которое также получило заказ на строительство «Музея XX века» в Берлине. Здание Нового музея на острове музеев в Берлине (там с 2009 г. выставляется знаменитый бюст Нефертити) было спроектировано английским архитектором Дэвидом Чипперфилдом. Создатели франкфуртских небоскребов – сплошь американские и европейские архитекторы. Практически каждое архитектурное бюро из топ-100 имеет в своем портфолио проект, реализованный в Германии.

Главные вызовы германской архитектуры связаны со строительством жилых домов, на которое приходится больше половины всех расходов на строительство в Германии. Ситуация с доступным жильем в больших агломерациях осложняется и притоком сотен тысяч беженцев. Конечно, проблему можно решить строительством городов-спутников, что называется, в чистом поле, однако городские коммуны все-таки склоняются к более гибким решениям, связанным с уплотнением внутригородской застройки. Германская архитектурная сцена подходит к решению этой задачи очень креативно. Скажем, планируя новый большой поселок (Werkbundsiedlung) в Берлине, они берут за образец исторический квартал эпохи грюндерства. Большинство архитекторов согласно с большинством населения в том, что удобные для жизни города – это города, где не нужно долго добираться до работы и обратно домой, где вся инфраструктура под рукой, где хорошие условия для занятий спортом и культурного досуга. Именно это сочетание гарантирует разнообразие и качество жизни. Воплотить в жизнь эту модель в условиях роста цен на городскую недвижимость очень непросто. А значит, в ближайшие годы архитекторам и планировщикам будет чем заняться!

Related content